Добавьте ГОРЯЧУЮ ТОЧКУ, содержащую информацию о коррупционном нарушении или гражданском расследовании в Новосибирской области.

Сибирские академики приватизируют коттеджи СО РАН

 

В конце июля реформа РАН постучалась в двери каждого жителя Академгородка. «Рука Москвы» дотянулась, открыв Сибирское территориальное управление Федерального агентства научных организаций (СТУ ФАНО). Но пока правила игры окончательно не поменялись, академики успели передать «прощальный привет», добившись приватизации коттеджей.

 

Этот застарелый конфликт довольно подробно освещали новосибирские средства массовой информации. Если кратко, то академики и их семьи въезжали в коттеджи «по ордерам». Когда в 90-х появилась возможность однократной бесплатной приватизации жилья, жители квартир воспользовались ей и массово превратились в собственников. Но академиков это не коснулось – руководство СО РАН последовательно выступало против приватизации коттеджей. Этой позиции придерживались и Валентин Коптюг, и Николай Добрецов.

 

Логика академиков Коптюга и Добрецова очевидна: с потерей комфортного служебного жилья селить новых выдающихся ученых будет негде. Формально они ссылались на то, что коттеджи – именно служебное жилье, а их обладатели ни в коем случае не живут по договорам социального найма. Эти заявления формально подтверждаются и решением новосибирского горисполкома № 130-В от 5 марта 1986 года. В документе прямо указано: «Включить в число служебных жилых помещений площади коттеджи Сибирского отделения Академии наук СССР».

Решение новосибирского горисполкома однозначно относит коттеджи Академии наук к служебному жилью

 

Ситуацию осложняет то, что некоторые обладатели коттеджей уже скончались, и теперь коттеджи занимают члены их семей, большинство которых вообще не имеет отношение к науке. Но и выселить этих людей тоже нельзя, если они прожили не менее 10 лет к моменту вступления в силу Жилищного кодекса РФ (1 марта 2005 года). Члены РАН не смирились, начались судебные процессы, один дошел до Европейского суда по правам человека.

 

Похожая ситуация сложилась и с общежитиями СО РАН. Люди годами и десятилетиями живут в этих комнатах без надежды на приватизацию. За последние 6-8 лет они провели уже не один десяток акций протеста. Здесь логика отказа также понятна: «Где потом селить молодых ученых?» Но и выселить многих обитателей общежитий тоже уже нельзя.

 

Одним из способов решения проблемы мог стать квартал на проспекте Коптюга, где по планам команды Добрецова 35 % площадей должны были продать по коммерческим ценам. В середине нулевых рыночная цена прогнозировалась на уровне 50 тыс. рублей за 1 кв. м, а общая прибыль – как минимум в 570 млн рублей. На деле же в этом квартале рыночная цена составляет не менее 80-85 тыс. рублей, и при оптимальной работе «Академжилстрой-1» вполне мог удвоить эту сумму. Эти деньги планировалось потратить в том числе на строительство двух «вдовьих домов» для родственников умерших академиков, а также на «малосемейку» для расселения общежитий.

 

Все изменилось с победой на выборах действующего председателя СО РАН Александра Асеева, который делал ставку на приватизацию существующих коттеджей (по некоторым данным, это и обеспечило ему поддержку выборщиков).

 

– Одним из пунктов моей программы был вопрос о служебном жилье: эта система требует пересмотра, – заявил новый председатель СО РАН на пресс-конференции после победы в июне 2008 года. – Сюда входят не только коттеджи, но и общежития. К людям, внесшим вклад в развитие СО РАН, надо относиться очень внимательно. Одно из первых моих поручений управлению делами – проработать варианты передачи служебного жилья ветеранам.

 

Однако вскоре ситуация изменилась. Ни один коттедж не был приватизирован. Любопытно и то, что в 2009 году президиум СО РАН обсуждал вопрос включения коттеджей в реестр собственности – это довод в пользу того, что никаким служебным жильем домики до того момента не являлись.

 

Кроме того, огромное количество площадей в домах АЖС ушло по льготным ценам влиятельным людям: чиновникам, бизнесменам, силовикам, родственникам академиков. Проверка Счетной палаты показала, что по коммерческим ценам было продано менее 14 % жилья при плане в 35 %. Размер недополученной прибыли составляет не менее 470 млн рублей. Так что «вдовьи дома» тоже не появились. Выселилась на проспект Коптюга лишь семья академика Дмитрия Беляева, освободившая свой коттедж для академика Асеева и получившая сразу три квартиры общей площадью более 250 кв. м. Причем деньги потомки ученого платили по льготным расценкам.

Первая страница договора на покупку одной из трех квартир для потомков академика Беляева (первые страницы всех трех договоров с указанием цен на квартиры и их площади можно скачать здесь)

 

Прожекты председателя СО РАН о строительстве новых коттеджей для расселения академиков провалились. Например, план поселка на ул. Пирогова вместо возводимого нового главного корпуса НГУ (по некоторым данным, проектная документация стоила более 10 млн рублей). Или постепенно заглохшая идея поселка на «Лысой горе» (около 15 млн рублей). Но и при академике Асееве ситуация не менялась – курс был один: ни коттеджи, ни общежития приватизировать нельзя.

 

Теперь ситуация резко изменилась. В отдел регистрации прав по Советскому и Первомайскому районам Новосибирска поступило в конце августа два письма. В первом и. о. председателя СО РАН академик Василий Фомин пишет, что решение горисполкома 1986 года нарушало Жилищный кодекс РСФСР. Кроме того, он ссылается на распоряжение первого вице-премьера РФ Олега Сосковца от 10 июня 1994 года, в котором чиновник 20 лет назад отдал решение вопроса о приватизации коттеджей на откуп президиума СО РАН. Теперь же президиум СО РАН настаивает на приватизации. Во втором письме, пришедшем спустя неделю, еще одна и. о. – на этот раз руководителя территориального управления Росимущества –  Надежда Кадималиева ссылается на те же документы.

 

 

 

Теперь руководство СО РАН и ТУ Росимущества по НСО вспомнило о распоряжении Олега Сосковца 20-летней давности

 

После этого процесс приватизации коттеджей стартовал. Но только для коттеджей. Общежития в обоих письмах не упоминаются.

 

Так уж совпало, что председатель СО РАН изменил свое мнение в аккурат после завершения строительства легендарного «дворца Асеева» у пруда, где раньше располагался коттедж академика Беляева. По некоторым данным, новоселье состоялось 6 августа. Источники, близкие к Сибирскому отделению, объясняют: капремонт здания (а по сути строительство с нуля) за бюджетные деньги завершился, теперь есть что приватизировать.

 

Однако возникает масса острых вопросов, на которые бы хотелось получить ответ СО РАН, ТУ Росимущества по Новосибирской области, Сибирского территориального управления ФАНО и, конечно, от правоохранительных органов.

 

1. Где должны будут жить новые поколения академиков? В отличие от своих старших товарищей им придется выкупать коттеджи или государство (в лице РАН, ФАНО или какой-то иной структуры) подарит их в дополнение к имеющимся квартирам? А может быть, будущие академики будут изначально считаться людьми второго сорта? Где эти новые домики будут строиться и за чей счет? Будет ли вырубаться для этого поселка лес?

 

2. Если домики будут приватизированы, то у их владельцев появится возможность приватизировать и землю. А если эти участки будут проданы богачам, не имеющим отношения к Академгородку, к науке или к высоким технологиям, то не получим ли мы закрытый поселок «новых русских» с многометровыми заборами по периметру Золотодолинской, Мальцева, Академической и Трофимука?

 

3. Что делать людям в общежитиях СО РАН? Если академики добьются для себя возможности реализовать конституционное право, то получат ли такой шанс менее титулованные ученые, стоявшие за их спинами в тех же самых научных проектах? Закон один для всех? Академики – люди влиятельные, со связями, используют ли они эти инструменты для защиты своих коллег из общаг? И помнит ли Асеев после всех изменений своей позиции об обещаниях жителям общежитий? Понимают ли в президиуме СО РАН, что бросить этих людей будет безнравственно?

 

4. Насколько применимо распоряжение Сосковца 20-летней давности после прошлогодней реорганизации РАН и создания ФАНО? В середине 90-х Академия наук имела одни полномочия, установленные законами, сейчас – уже совсем другие. Имеет ли СО РАН право решать судьбу хоть какого-то имущества? Разве не ФАНО должно отвечать за это? Насколько законно решать вопрос в междусобойчике между президиумом СО РАН, районным подразделением Росреестра и областным управлением Росимущества? Или ФАНО дало согласие? Здесь необходима как минимум проверка прокуратуры.

 

5. Запрет на приватизацию коттеджей неоднократно подтвержден решениями российских судов, вступившими в законную силу и находящимися в открытом доступе (например, здесь). Во время процессов были рассмотрены все перечисленные выше документы, и ответы были только отрицательными. Теперь мы должны просто забыть о судебных решениях и о существовании судебной системы в РФ?

 

6. И, наконец, понимает ли научная элита и федеральные чиновники, что любой неверный шаг в этой сфере может расколоть СО РАН на самом старте реформы науки? С одной стороны, действующие академики, с другой – успешные перспективные ученые, теряющие понимание своей «жилищной карьеры». С третьей стороны, обитатели общежитий, уставшие считать себя людьми второго сорта, причем им упорно никто не предлагает никаких альтернатив. С четвертой – молодые ученые, чьи шансы на служебное жилье уменьшаются (покупка квартир в «Апельсине» и в «Серебряном озере» со всеми проблемами этих комплексов оказалась делом неоднозначным, а строительство двух домов в «Щ» отменено почти год назад).

 

Или никто не разрабатывает план предотвращения социального конфликта, а цель у этой активности только одна – успеть пролезть в закрывающееся «окно возможностей»?